• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:44 

Тридцать первая запись.

Ло. Ли. Та.

Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресел. Грех мой, душа моя. Ло-ли-та: кончик языка совершает путь в три шажка по нёбу, чтобы на третьем толкнуться о зубы. Ло. Ли. Та.
Она была Ло, просто Ло, по утрам, ростом в пять футов (без двух вершков и в одном носке). Она была Лола в длинных штанах. Она была Долли в школе. Она была Долорес на пунктире бланков. Но в моих объятиях она была всегда: Лолита.

13:30 

Тридцатая запись.

У меня был сон.
Мне дали задание написать сочинение на какую то странную тему, заглавие звучало с вопроса"Почему....?" и что-то там. Я стала придумывать, но не просто записывать каждую мысль,а проговаривать вслух абзацами, а потом окунулась с головой в странный мир. Там были парни и девушки.Был даже человек,к которому я испытывала первую любовную привязанность,однако ни чувства потери,страдания или сожаления при виде его я не испытала. Всё было так мягко -плавно -понятно. Все эти ребята были такие разные)) Кто то сидел парочками, кто то уходил к озеру; некоторые сидели на траве и разговаривали -все смеялись и радовались. Не было никого с кем бы пришлось выяснять отношения. Искренние улыбки, комплименты звучали со всех сторон. Да, улыбка тоже может звучать!
Недалеко от нашей волшебной поляны были ступеньки,но не такие какие могли бы сразу нарисоваться в воображении. Они были длинные ,но невысокие. Их можно определить как периодически возвышающийся пол)) Каменный пол.
И мы играли в игру. Участники этой игры замирали,а ведущий подходил в любому из них и пытался "пробудить". Он мог погладить тебя, поцеловать, попытаться рассмешить, чтобы ты отреагировал. Смысл в том,что в этой игре не было ни грамма насилия. Просто все бегали,потом замирали, сидящие на траве наблюдали и смеялись))))
Такое счастливое место))))

23:12 

Двадцать девятая запись.

Воскресенье, 10 октября 2010
17:15

Я намерена получить всё, что хочу.
И я это получу.
Как рада вспомнить об этом снова))))

01:09 

Двадцать восьмая запись.

Вау! По статистике меня читает целый один человек! 14 раз!
Аплодисменты ему!
В жопу статистику.

00:55 

Двадцать седьмая запись.

Навыки,поделенные на возможности.... в итоге мы получаем...получаем мы...
А знаешь, что я умею? Придумывать новую жизнь.
И тебе придумала. Расскажу, как все будет. Ты соорудишь пепельницу из паспорта и уйдешь из дома. Тебя не будут искать [дорогой кому ты нужен ты смеешься они не помнят какого цвета у тебя глаза и на каждым пальце носишь кольцо]. Пойдешь по старым знакомым , но разминёшься с каждым из них. И в итоге поселишься в подвале крайней девятиэтажки, возле вокзала. Будешь делать флюгеры и продавать их сентиментальным старушкам, читающим Уайльда и Маргарет Митчел. А по ночам- приглашать в свой подвал задумчивых девушек [дворняжек], и, конечно же, приобретешь среди жильцов отвратительнейшую репутацию [дорогой на что же ты способен кроме этого]. Приручишь ворону. Продашь гитару. Купишь черную печатную машинку с заедающими клавишами у одной ироничной старушки, знающей наизусть всего Зощенко. И напишешь уличный роман. С тобой вряд ли кто-то будет здороваться, поэтому постепенно ты усомнишься в верности своего имени. Расклеишь желтоватые неподписанные страницы на столбах в заброшенном парке и вернешься в подвал- делать флюгер и делить с вороной поздний ужин.

Нет, ты только представь, какой ты будешь романтичный…

00:48 

Двадцать шестая запись.

Щас как напишу!

00:11 

Двадцать пятая запись.

Алешка сидел на подоконнике и ковырял корку на разбитой коленке. За стеклом сыпал дождь, и если прижаться к окну носом и щеками, можно представить, что нет комнаты и подоконника, а есть стылая палатка, кипящая река вдалеке и папа в капюшоне и с удочкой. Он и представил. Правда папа уже давно-давно живет в другом доме и берет с собой на рыбалку другого мальчика. Тот, другой, обзывает Алешку «жадиной-говядиной» и «ябедой», больно дерется, и еще у него колючие черные волосы и выпали передние зубы. Но наверное он лучше, раз папа живет с ним и с той чужой тетей. Алешка упорно расцарапывал колено и ждал, пока пойдет дождик не простой, а грибной и морковный, как в мультике. Он всю свою жизнь ждал чуда.

В соседней квартире жила старушка, которая всегда мерзла. Она даже летом ходила в толстых серых носках и трех свитерах. Да и то если выйдет, то только на почту и в магазин. Старушка писала письма «на родину, в Ленинград», строчки разбегались к разным углам страницы и наплывали одна на другую- очки она потеряла еще прошлым летом. Ответа не было уже лет 30 и, грея замерзшие руки большой чашкой дешевого чая, она подумывала о том, что родные давно умерли. И сестра, и двоюродный брат. А у племянников просто нет времени ей написать, кто ж знает, как там, в Ленинграде сейчас живут… Но думать об этом было неуютно, старушка глубже прятала ноги в рваное ватное одеяло и вспоминала, как в молодости мечтала выйти замуж за летчика. У нее было любимое темно-синее платье в крупный белый горох и целая тетрадь стихов, посвященных ему, летчику. Стихи были о чем-то прекрасном и недостижимом. Старушка точно помнила, о чем. О чуде. Она всю свою жизнь ждала чуда.

Ее сосед пришел домой под утро, бросил рюкзак в угол комнаты и, не разуваясь сел на пол. Протянул руку, вытащил из чехла гитару и сыграл что-то старое из «Чайфа». У него есть девушка, которая хочет стать женой, родители, которые хотят, чтобы он нашел работу, брат, который хочет стать знаменитым, и музыка, которая никому не нужна. Никому, кроме него. И ему, кроме музыки ничего не нужно- ни работы, ни девушки, ни жены. Вот только почему-то совсем нет сил встать и приготовить завтрак, и даже просто представить, что будет новый день и какие-то там перспективы и какой-то там смысл существования и, возможно, какое-то там счастье. Он пытался сплести рифмы со струнами, пальцы на левой руке горели, как обожженные, он закрыл глаза, стиснул зубы и совсем не по-мужски завыл. Но стыдно не стало. Легче тоже. Он смотрел в темный провал потолка, в котором пищали комары, и пытался понять- зачем он всю свою жизнь ждал чуда.

Соседка проснулась слишком рано и тут же захлебнулась бытовыми заботами. Через два часа нужно будет сварить мужу кофе с корицей и сливками, через три- старшему сыну выжать апельсиновый сок, через четыре- младшего накормить яблочным пюре, через пять- отвезти старшего в бассейн, младшего- в поликлинику, вернуться, приготовить обед и… Пять лет назад во дворе университетского общежития она пила портвейн и ловко гвоздем на деревянном столе выцарапывала портрет сидящего напротив мальчика-хиппи. Мальчик же вытирал о джинсы потные руки и обещал себе, что вот сейчас, именно сейчас, наберется мужества, соберется с силами, и скажет ей, этой рыжей веснушчатой художнице-третьекурснице… Она подмигнула и заявила, что объедет весь мир автостопом, выучит восточные языки и войдет в историю как известнейший художник XXI… Прошлепав по холодному полу к шкафу, она недоверчивой рукой достала альбом и, стараясь не разбудить мужа, прислонившись спиной к батарее, карандашом вспоминала четкие скулы мальчишки-хиппи. Она ведь чуть не забыла, что всю свою жизнь ждала чуда…

23:57 

Двадцать четвёртая запись.

Пару ночей назад пришла к родителю и в приступе лунатизма выпалила :
"Знаешь, карму нужно увеличивать по-чуть-чуть,а иначе всё развалится."

19:04 

Двадцать третья запись.



23:47 

Двадцать вторая запись.

Наслаждаешься ностальгией, гоняя грустящую листву под ногами? Плеер. Ненавязчивая смысловая музыка. Мыслишки. Можно,конечно, и так.
А осень то бывает комнатной.
Нанизать на нитки яблоки, по всей комнате развесить. Хрустящие занавески. Слушать хлесткие аккорды сквозняка о стены, закатывать глазки от райского запаха, облизываться на глянцевые фрукты марионеточные. Это значит- приручить осень. Фэн-шуй от Aqua-Life.
Преподу сказала, что ‘вода’ означает основополагающий принцип как в смысле стойхейон, так и в смысле архэ. А он спросил, нет ли у меня проблем с молодыми людьми. Нет. Это у них со мной проблемы.

Хотя,какие проблемы такой осенью?

@музыка: Amon Tobin - Mighty Micro People

23:55 

Двадцать первая запись.

Не знаю как вставить видео.

www.youtube.com/watch?v=bbtvftoMc7A

@настроение: а настроение улучшилось

15:09 

Двадцатая запись.

Единицы дней превратились в будни. Фиглярство сплошное. Примеряю на себя эпитеты и сразу же вижу в них штамповки.
Мечтаю о шелке вокруг колен и серьгах с колокольчиками, в которых бы запутывался ветер, ищу иероглифы на обложках блокнотов, не нахожу, расстраиваюсь и, глядя на пыльные трамвайные рельсы, планирую маршруты будущих путешествий по Индии и Китаю.
Позёрка. Потеряла первоисточники. Запуталась в своих истинных стремлениях и нагловатых зовах кривляющегося эго.
Чего же я хочу на самом деле? Действительно мечтаю ли о сандаловом востоке, заснеженной вершине Кайласа, с которой боги сбрасывают всякого дошедшего? О том, чтобы… «на утренней трассе застопь дальнобоя»? Об огнях ночного Амстердама? По железным дорогам во Владивосток?

Нонстоп. Только не останавливайся. Скорость вызывает аппетит и требует все более изысканного вкуса.
Двигайся. Кто сказал, что нужно вперед? Иди по своему сломанному компасу, да провались ты хоть под землю, это будет твой путь.
Давай просто идти, бежать, подпрыгивать на ходу, позже разберемся, куда же мы идем.
Давай без вопросов, а?
Видишь, это твой первый и последний дорожный указатель- пустой лист перед началом повести.

15:09 

Двадцатая запись.

Единицы дней превратились в будни. Фиглярство сплошное. Примеряю на себя эпитеты и сразу же вижу в них штамповки.
Мечтаю о шелке вокруг колен и серьгах с колокольчиками, в которых бы запутывался ветер, ищу иероглифы на обложках блокнотов, не нахожу, расстраиваюсь и, глядя на пыльные трамвайные рельсы, планирую маршруты будущих путешествий по Индии и Китаю.
Позёрка. Потеряла первоисточники. Запуталась в своих истинных стремлениях и нагловатых зовах кривляющегося эго.
Чего же я хочу на самом деле? Действительно мечтаю ли о сандаловом востоке, заснеженной вершине Кайласа, с которой боги сбрасывают всякого дошедшего? О том, чтобы… «на утренней трассе застопь дальнобоя»? Об огнях ночного Амстердама? По железным дорогам во Владивосток?

Потому что жить хочу во все глаза. Всё правильно.

23:25 

Девятнадцатая запись.

Мне ли читать тебе вслух на ночь твои же мысли? Мне ли брать за руку и уводить с прямых улиц, по которым гуляет поколение Сида и Нэнси, твердо решивших не дожить до пенсии. Мне ли рассказывать тебе, что взрослые дети – самые одинокие в мире люди. Мне ли объяснять, что до неба лифт не ходит, но где-то обязательно есть веревочная лестница. Мне ли тебе, мой маленький взрослый, говорить, что сумасшествие, СПИД, цунами и смерть придумали глупые родители, чтобы запугивать маленьких взрослых.
Мне.

Раздражает мужской запах, он забивает все поры. Как и женский.
Перестань делить себя по половой, национальной и др. принадлежностям. Это отвлекает от твоей основной миссии. А моя беда в том, то меня практически нельзя обмануть. Я чувствую ложь раньше, чем ее выскажут.

Так что давай отбросим все крайности и просто будем слушать Элвиса на поцарапанном виниле.
… тем более что на девятом этаже дождь заканчивается раньше, чем на первом.

00:55 

Восемнадцатая запись.

Возлюби ближнего как самого себя.
Оставь его уже в покое.

00:34 

Семнадцатая запись.

Однажды он посмотрел вокруг и увидел одинаковые бессмысленные лица с ленивым прищуром, которые, как заставки на компьютерах двигались, что-то выражали, но были скучны и неинтересны. И даже самые изящные и любопытные скринсейверы через полчаса надоедали.
Он понял, что весь этот мир- рабство по собственному желанию и начал искать истинную свободу.
Он переезжал из города в город, путаясь в названиях станций и днях недели. Терялся в незнакомых переулках, находил новых друзей, free love и свободу действий. Снисходительно улыбался, слушая чьи-то философские размышления на очередной чужой кухне с дешевым растворимым недокофе. А потом уходил, не прощаясь, и, глядя в окно попутной машины на коробки домов, думал об иллюзорной свободе в замкнутом пространстве, ревностно хранимой обитателями четырех стен. Думал о несвободе тех, кто прирос подошвами ботинок к ступенькам родных многоэтажек.
И он ехал дальше, пытаясь угнаться за тенью только что скрывшейся за углом мечты. Но Чаша Грааля оставалась недоступной, а его стиль жизни очень смахивал на бег наперегонки с собственной тенью.
Параллели и меридианы пересекались, а часовые пояса медленно затягивались на его шее…
Почему-то он всегда думал, что знает жизнь…

23:56 

Пятнадцатая запись.

Шла домой и танцевала. Танцевала и шла домой. Босиком.
Косые взгляды не замечала. Боги, откуда появилось все это в моей иллюзии? Откуда эта нестерпимая влюбленность ни в кого? Откуда?
А друзья бояться стать счастливыми. Знаете, как бояться? Нет, вы только представьте: счастье им крупным горохом на голову сыпется, преподноситься жизнью на коврик перед дверью большущей посылкой, вручается, впихивается, долгожданное, незабываемое, самое счастливое счастье… Бери! Нееет. Ну как же. Мне? Да вы что? Да ну ладно! Да быть того не может! Мне? И счастье? Нееетушки, нашли дурака. Потом же обязательно будет больно. Сначала хорошо-хорошо, потом- вынь да положь счет за посылку, да за пересылку, да зарплату почтальону… За счастье нужно платить.
Закрываются, отворачиваются, счастье просят удалиться, да еще пинком помогут ускориться.
… А мне посылки не достаются. Я тогда счастье сама себе дарю. Потому что оно самодостаточно.

00:56 

Четырнадцатая запись.

Иногда я позволяю некоторым вещам напоминать кто я такая есть. Самой себе.

18:29 

Тринадцатая запись.

Хотелось бы умереть до того,как умрёт моя душа. А не наоборот.
Это желание сбыточно.

11:42 

Двенадцатая запись.

Тише, тише... Вдребезги твой мирок. Слушай. Слушай внимательно и больше не играй в прятки с искренностью.
Закрой глаза. Иди ко мне. Наощупь. И узри мир по-настоящему.
Уходи же. Сварить кофе и докурить сигарету всегда успеешь. А пока ступай осторожно на поребрик, за которым город, колеса, перекрестки, разметки и указатели. Домики- пчелиные соты. Мёд светящихся квадратных окон. Им повезло.
Не злись. Тебя так раздражает городская симметричность? Знаешь, я тоже не люблю правильных линий.
Поэтому лучше не думай. Положи на лицо раскрытую книжку, и тебе приснится Кундера.
… ты воспринимаешь Землю как проводник акустического резонанса. И когда вспоминаешь об этом, у тебя в голове начинает шалить эхо... Как сейчас.

* Aqua-Life

главная